Как правило, видеонаблюдение принято считать мерой противодействия криминалу либо сдерживания преступной активности. Иными словами, наличие камер призвано «напугать» преступников, заставив их больше думать о том, как бы избежать попадания в поле зрения камер. Тем не менее, одной из самых распространённых реакций криминала на установку систем является проверка их функционирования на предмет того, где, когда и каким образом просматриваются изображения. Кстати, масса выложенных в сети видеороликов из систем наблюдения с изображениями того, как кто-то что-то ворует или раскурочивает, напрямую свидетельствует о том, что видеонаблюдение в данном месте вовсе не выполняет «отпугивающую» функцию.
.
Формируя стратегию внедрения видеонаблюдения, определяя предполагаемую частоту инцидентов и задавая нормативное время реагирования на события, мы вводим в действие и психологические факторы, противодействующие преступной активности. Определить, какой именно компонент стратегии сработал наилучшим образом, мы можем путём анализа того, каким образом изменилась криминальная тактика, насколько хлопотным делом стали планирование и организация преступлений. Чем меньше пространства для манёвра оставляет видеонаблюдение злоумышленникам и чем больше их действий по «проверке» системы зафиксировано на записях, тем устойчивее долгосрочное психологическое воздействие. Вот почему внедрение видеосистемы в организации с целью обнаружения нарушений установленного режима даёт положительный эффект: сотрудники и посетители точно знают, что за ними ведётся наблюдение и соответствующим образом модифицируют своё поведение. Однако, если руководство организации допускает безнаказанное нарушение правил в условиях работы системы видеонаблюдения, весь эффект от внедрения системы может быть сведён к нулю

Источник: http://www.secnews.ru/articles/21343.htm#ixzz58J4LPiic
Security News
Made on
Tilda